Приложение следует

Несколько десятков стран, в том числе Россия, запустили приложения для отслеживания перемещений зараженных коронавирусом граждан. Список дополняется, так как пандемия далека от завершения и мир боится новых вспышек инфекции. Узнают ли правительства через эти приложения что-то новое о своих гражданах? По большому счету нет, всю информацию об их перемещениях и контактах они, в принципе, могли видеть и раньше. Но, конечно, не в таких масштабах и не с такой легкостью.

По умолчанию у государства есть сведения, которые оно само собирает (ИНН, регистрация, СНИЛС и т.д) Но гораздо больше полезных данных есть у частных компаний, к которым последовательно через разные законы пытаются получить доступ правительства. И речь здесь не только о российской практике с законом Яровой, схожие процессы идут во многих странах мира.

Например, Apple и Google внедряют собственные технологии Contact Tracing API для отслеживания контактов заболевших, и нет сомнений, что охотников на эти данные будет много. Технология модифицирует операционные системы iOS и Android. Учитывая распространенность устройств на них, трекинг будет работать на весь мир.

Польза очевидна — эпидемиологи получат достоверную информацию и инструмент для локализации эпидемии. Но очевидны и опасности. Кому, кроме эпидемиологов, могут попасть в руки данные систем? Не останутся ли в технологии уязвимости, благодаря которым ее могут взломать злоумышленники? Наконец, не оставят ли корпорации бэкдор для кого-то из многочисленных желающих получить доступ к этим данным?

В эту эпидемию мы уже увидели, как после утечек данных заболевших коронавирусом пациенты подвергались травле. Но это только один из примеров — сценариев возможных злоупотреблений доступа к информации гораздо больше. И хотя техногиганты всячески отрицают наличие «шпионских» функций в новом протоколе, уже сам факт того, что исходный код такого важного инструмента не публикуется в открытом доступе, вызывает скепсис у специалистов.

Интересно, что самому принципу, который применяют корпорации, уже как минимум 10 лет. В «мирное» время эти технологии нельзя было реализовать. Но сейчас со многих инициатив под предлогом благой цели смахивают пыль. Как говорил Черчилль, никогда нельзя упускать хороший кризис.

По большому счету, все многообразие государственных практик можно свести к двум подходам. Первый — когда государства пытаются тормозить технологии, ущемляющие приватность граждан. Второй — противоположный, когда правительства выступают против технологий, способствующих приватности. Нет применения первого или второго подхода в чистом виде, фактически в каждой стране есть дискуссии о целесообразности каждого из них. Но всё же первый подход можно условно назвать европейским. Второй путь выбрали США, Великобритания, Китай и ряд других стран. Россия вбирает практики обоих подходов, но тяготеет ко второму.

Аргументов на каждой стороне хватает. Например, на стороне прогосударственного — вера в то, что добропорядочному гражданину скрывать нечего. Именно это заявляла министр внутренних дел Великобритании, выступая против сквозного шифрования переписок. Благими целями (препятствие распространения опасного контента) объясняют власти США разработку законопроекта EARN IT Act, который может положить конец применению сквозного шифрования в стране.

Общества по-разному реагируют на действия властей. Граждане Великобритании спокойно относятся к тому, что вся страна буквально напичкана умными камерами. Та же история в Китае. В США, по данным апрельского опроса Pew Research Center, мнения граждан по поводу отслеживания правительством мест нахождения людей с положительным тестом на COVID-19 разделились почти поровну: 52% «за», 48% — «против». Данные ВЦИОМа говорят, что 60% россиян выступают за жесткие ограничительные меры, но 70% из этого числа — люди старше 60 лет, которые больше склонны к конформному поведению.

Что будет в мире завтра? Ослабнет ли слежка за гражданами, после того как угроза распространения заразы отступит, или нас ждет глобальный цифровой тоталитаризм? Думаю, что мы увидим и то и другое — в зависимости от того, с какими исходными традициями и законами страны пришли к карантину.

Как показала история с коронавирусом, несмотря на относительное единодушие в мерах по борьбе остаются «страны-диссиденты» с особым мнением на этот счет. «Причесать» мир под одну гребенку и распространить китайскую модель цифровизации можно только в одном случае — если заселить его китайцами, людьми одних традиций и культуры.

Но, прогнозирую, что и отката к исходным позициям тоже не случится — так не были смягчены, например, ограничения после крупных терактов. У напуганного общества повышается терпимость к ним.

Не станет массовым и сценарий децифровизации, о чем грезят некоторые футурологи. Мол, осознав все ограничения цифрового мира, общества станут искусственно тормозить технологии. Думаю, такое диссидентство будет уделом лишь немногочисленных анархистов, которые в свое время создали даркнет, чтобы не ходить строем. Но их ценности не станут ценностями государств, уж слишком велик у правительств соблазн использовать технологии с целью усилить собственные возможности, а не каждого отдельного человека. Так что быть этим «цифровым робинзонам», как племенам Амазонии: забавной диковинкой в резервации, в которые цивилизованное человечество ездит, чтобы смотреть и удивляться, как оно бывает.

Карантин закончится, а миру предстоит осмыслить, где проложить новые границы приватности человека. Конституции всех стран говорят о недопустимости вторжений в личную жизнь. Но когда писались эти законы, технологии не потрясали воображение своими возможностями. Тем более что цифровизация для большинства — не слишком понятная абстракция, угрозы злоупотребления людям осознать тяжело, большой настойчивости в защите своих интересов граждане не проявляют. Поэтому дело мировых общественных институтов взять на себя ответственность за разработку новых норм и стандартов. Мы должны выйти из карантина, точно понимая, что считать допустимыми границами приватности.

Автор — Алексей Дрозд, начальник отдела информационной безопасности «СёрчИнформ»

Мнение редакции может не совпадать с позицией автора

Источник: iz.ru

Добавить комментарий