Антология битых кокосов

В наш непростой век человеческий ум находит нишу для активной жизнедеятельности в самых неожиданных местах. В сфере электоральных практик, где, казалось бы, и яблоку упасть негде, неожиданно появляются профессиональные «наблюдатели за наблюдателями». Этакие дегустаторы электоральной кухни, устраивающие наблюдателям, «санитарам голосования», проверку на предмет чистоты их собственных рук и помыслов. Причем дистанционно — никак не контактируя и не взаимодействуя с ними, домысливая и выкладывая все плоды раздумий и вкусовых ощущений в глобальную сеть. Те и рады бы войти в объяснение, но как? А дегустация уже нате — есть.

Похоже, в предстоящем голосовании по Конституции функционеры движения «Голос» всерьез вознамерились влезть на верхушку «пальмы первенства» наблюдения за наблюдателями, дабы оттуда, в режиме самоизоляции, методично метать кокосы в туземцев-общественников. И вот с высоты пальмовых веток сыплется град обвинений, но, как всегда, мимо цели. Правда, в скорлупе расколотых орехов виднеются какие-то перегнившие субстраты претензий, покопавшись в которых можно изрядно удивиться.

Первое. По мнению «Голоса», общественные палаты доверия недостойны, ибо есть порождения власти, ею формируемые. Слышали тысячу раз, неинтересно. Интересно, что по этой причине, считает «Голос», нельзя им доверить самим определять порядок направления собственных наблюдателей. Чтобы всё было демократично, вещают с пальмы, нужно эту процедуру напрямую доверить <…> депутатам, то есть самой власти. Чем депутаты лучше членов общественных палат, почему последним нельзя доверить самостоятельное определение процедур рассмотрения заявок от таких же структур гражданского общества, непонятно. Логика отказывает. Всё же они не на курорт путевки распределяют, а на голосование. А там, может, еще коронавирус не ушел.

Второе. «Голосом» вовсю критикуется слишком ранний срок завершения приема предложений кандидатов в наблюдатели для голосования. И ничего, что уже за неделю может начаться досрочное голосование, что любое предложение по кандидатурам в наблюдатели нужно посмотреть хотя бы на предмет наличия у них российского гражданства, подобрать участок, выписать направление. По возможности обучить основам наблюдения. А это всё время. Вот и закладывают общественники необходимый временной буфер.

Третье. Общественным палатам пеняют на то, что те не называют конечный календарный срок приема документов от желающих стать наблюдателями. Тут уж просто хочется руками развести: в условиях, когда самой новой даты голосования нет, естественно, нет и возможности определиться с завершением приема заявок. Ждут, чтобы развернуть пункты приема документов, вывесить на сайты обновленную информацию. А по логике «Голоса», должны иметь дар предвидения.

Четвертое. В традициях «Голоса» информация взята не из первоисточника, а из какой-то протухшей емкости, куда ее тоже влили, изрядно исказив. «Голос», ссылаясь на дважды перецитированное и искаженное сообщение малоизвестного агентства, утверждает, что палаты фактически перестали его соблюдать и начали не предусмотренный Положением прием документов в онлайн-формате. А ведь в открытом доступе есть доклад рабочей группы, в котором предельно четко расписано, что и как делают общественные палаты в условиях пандемии и самоизоляции. Как обучают участников голосования, ведут переговоры и заключают соглашения с общественными организациями и НКО о кандидатурах по наблюдению. Те же, в свою очередь, обзванивают своих активистов, составляют списки, просят заполнить формы, чтобы к моменту выхода из самоизоляции весь комплект непременно был готов «под ключ» и быстро подписан.

Пятое. Документы в общественных палатах действительно принимают по почте. Благодаря чему до них дошли заранее собранные подписи крупных общественных объединений и НКО, тот «задел» документов, который удалось собрать с граждан до введения режима повышенной готовности. Плюс к тому какой-то ручеек писем идет непосредственно от граждан, желающих напрямую предложить свою кандидатуру в наблюдатели. Функционеры «Голоса» негодуют: как же, граждан подвергают риску. Забывая, что риск этот — дело сугубо добровольное, почта в большинстве случаев, как магазин или сберкасса, в шаговой доступности, торопиться никто не просит, но, если уж на то пошло, существует альтернатива в виде курьерской доставки с вызовом на дом.

Шестое. Прием документов в бумажной форме, конечно, дело громоздкое и трудоемкое, но гарантирует подтверждающие серьезность намерения кандидата в наблюдатели. Десять раз подумаешь, прежде чем заполнишь. Зато надежно, а не минутный порыв кликнуть мышкой. А предложивший себя, но передумавший кандидат своим отказом оголяет участок голосования. И еще: бумажные документы гарантируют реальность кандидатур, страхуют от «мертвых душ» и приписок. Ведь у общественников нет возможности использовать для этой цели портал госуслуг. И, наверное, это правильно, ведь миссия общественная.

Во всей этой истории забавно одно: буквально пару дней назад «Голос» просто в истерике бился, отвергая саму идею дистанционного голосования по интернету. Но не успел Совет Федерации одобрить принятый Госдумой пакет поправок в электоральные законы, а ЦИК — обновить порядок голосования, как уже громко звучат призывы перевести порядок приема предложений по кандидатам в онлайн-формат. Так и хочется попросить товарищей с пальмы определиться в претензиях. И уж потом кокосами бросаться. Не обезьяны всё же.

Автор — директор благотворительной организации «Право и порядок», кандидат исторических наук

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Источник: iz.ru

Добавить комментарий